ЮЗАО г. Москвы

Новости ЮЗАО Справочник организаций ЮЗАО Фотографии ЮЗАО и районов округа История ЮЗАО - памятники, усадьбы и прочая подобная информация Культурное наследие ЮЗАО Экологический форум ЮЗАО Форум жителей ЮЗАО Книги, статьи, очерки и прочая литература о Юго-Западном округе и его районах

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Несостоявшаяся всемирная выставка 1967 г. в Теплом Стане
СообщениеДобавлено: 20 авг 2012, 00:37 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 7150
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Изображение


1. В 1960 году СССР вырвал для себя право отметить 50-летнюю годовщину революции проведением в Москве всемирной выставки. Сначала руководство Австрии убедили снять кандидатуру Вены. Затем после пяти раундов голосования советская столица одолела Монреаль.

Ответственным за проведение выставки был назначен знатный строитель, бывший министр внутренних дел СССР Николай Дудоров. И скоро советским гражданам рапортовали: московская ЭКСПО 1967 года станет самой масштабной в мировой истории — и по территории (500 гектаров в районе Теплого Стана), и по количеству посетителей (50 миллионов человек).

Но затем случилось то, чего никто не ожидал. Никита Хрущев взял да вообще передумал проводить в Москве всемирную выставку. В результате ЭКСПО 1967 года таки прошла в Монреале и стала самой успешной всемирной выставкой за весь ХХ век.

2. В 1967 году Всемирная универсальная выставка, прошедшая в Монреале под девизом "Земля и люди", получила название ЭКСПО. Первоначально выставку предполагалось провести в Москве, на территории площадью 500 га в районе Теплого стана, приурочив к 50-летию Октябрьской революции. В 1960 году был объявлен конкурс на разработку генплана выставки, однако вскоре из-за финансовых проблем СССР ее проводить отказался. Выставку перенесли в Канаду, и та в результате получила 210,7 млн. долл. прибыли (продали 50 млн. билетов). Для проведения выставки было искусственно создано несколько островов на реке Св. Лаврентия. Для этого было засыпано около 30 млн. кубометров камня скальных пород и намыто 10 млн. кубометров грунта, взятого со дна реки.


На фото утвержденная эмблема несостоявшейся московской всемирной выставки 1967 г. Фотография из журнала «Архитектура СССР» (1961. №7).

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


Пожаловаться на это сообщение
НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Несостоявшаяся всемирная выставка в Теплом Стане
СообщениеДобавлено: 20 авг 2012, 00:43 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 7150
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
В 1960 году в связи со строительством в то время еще двухполосной и полупустой Московской кольцевой автомобильной дороги местность под названием Теплый Стан стала час­тью столицы. Впрочем, на город эта местность была тогда еще совсем не похожа - деревенька, окруженная оврагами и лесом. А на высшем правительственном уровне уже приняли решение превратить Теплый Стан на несколько месяцев 1967 года практически в центр мира, разместив на его территории Всемирную выставку, затмившую бы все предшествующие - Парижскую (1937), для которой архитектор Б. М. Иофан создал свой знаменитый павильон, а скульп­тор В. И. Мухина - Рабочего и Колхозницу, Нью-Йоркскую (1939), Брюссельскую (1958) и многие другие, не менее достойные.

Советский Союз и раньше успешно участвовал во Всемирных выставках, однако ни разу не удостаивался чести их принимать. В 1960 году сей пробел постановлено было устранить и провести Всемирную выставку в Москве. Вначале ее планировали устроить в 1966 году, однако вскоре решили приурочить к полувековому юбилею СССР и перенести на 1967 год. 5 мая 1960 года проведение ЭКСПО-1967 в Москве утвердил Международный выставочный комитет, и проектная работа закипела.

Выставка должна была проходить в течение полугода, с 20 мая по 20 ноября с размахом поистине грандиозным. Так, если Брюссельская международная выставка 1958 года занимала территорию в 200 гектаров, то для Московской предполагалось выделить земли в 2,5 раза больше - 520 гектаров. Ожидалось в общей сложности свыше 50 миллионов посетителей со всех континентов, то есть по 350-400 тысяч человек ежедневно. Советская сторона предложила для ЭКСПО-67 девиз «Прогресс и мир». «Мир» здесь как географическое понятие соединялся с актуальной в начале 1960-х годов политичес­кой идеей мирного сосуществования двух систем, понятие же «прогресс» теперь включало в себя прогресс не столько социальный, сколько научно-технический.
В первую очередь, конечно, следовало выбрать подходящее место. Первоначальных вариантов набралось целых четырнадцать - от набережной Москвы-реки на отрезке Кремль - Лужники до подмосковных Химок; среди них рассматривались деревня Соларево, Измайловский парк, Сокольники, Крылатское, Песчаные улицы, Варшавское шоссе и другие районы Москвы.
К 1961 году количество вариантов сократилось до пяти. На проекты планировки объявили широкомасштабный конкурс.
В качестве одного из мест размещения выставки предлагался район ВДНХ и Ботанического сада, при этом признавался возможным снос чуть ли не всех сооружений ВДНХ как не отвечающих новым требованиям, предъявляемым тогда к архитектуре.
Другой вариант предложил архитектор Леонид Павлов: развернуть выставку по правому берегу Москвы-реки от Кремля через Парк культуры и отдыха имени А. М. Горького до МГУ. Выставка, для которой река должна была служить транспортной артерией, превращала таким образом в экспозицию весь город. Данную концепцию, получившую название «Олимпийская река», вновь использовали в 2004 году, когда Москва боролась за возможность принять у себя Олимпиаду-2012.
Следующий вариант - Ленинские горы. В этом случае комплекс выставки стал бы частью новой градостроительной оси: спорткомплекс Лужники-МГУ-ЭКСПО-67, в значительной степени повлияв на всю планировку столицы.
Та же градостроительная ось служила ориентиром и для четвертого варианта, предусмат­ривавшего размещение выставки вплотную к МКАД между проспектами Вернадского и Мичуринским.

Однако от всех названных участков в конце концов отказались в пользу Теплого Стана. Такой выбор был обусловлен целым рядом причин. Во-первых, учли заложенную в Генеральном плане Москвы 1935 года идею развития общественного центра в юго-западном направлении. Во-вторых, сами строящиеся в то время на юго-западе столицы новые экспериментальные жилые районы (те же знаменитые Новые Черемушки) должны были послужить предметом экспозиции. Сыграло свою роль и тообстоятельство, что Теплостанская возвышенность - самое высокое место Москвы: ее высота над уровнем моря - 253 метра, а над уровнем Москвы-реки - 135 метров. Еще одним фактором послужил пересеченный рельеф территории Теплого Стана, обладавший тогда значительным озеленением и одновременно позволявший с наименьшими усилиями устроить на многочисленных ручьях и оврагах каскад прудов, предназначенных, в частности, для демонстрации моделей новейших пароходов, катеров, лодок и других средств морского и речного транспорта.
Всю местность планировалось превратить в один из лучших парков столицы. В открытых вольерах и на лужайках должны были обитать животные, в тенистых водоемах - водоплавающие птицы и рыбы. Огромный учас­ток предстояло украсить цветочными партерами, стрижеными боскетами, фонтанами и беседками. В оформлении выставки особая роль отводилась последним достижениям светотехники - сверхмощным ксеноновым и атомным лампам, светящимся краскам, свето-цвето-музыкальным синтезаторам, аппаратуре для устройства искусственных миражей, северного сияния и тому подобного. В зоне отдыха предполагалось разместить летний цирк, два летних кинотеатра, открытый и закрытый театры, концертную эстраду с кукольным театром, два танцевальных зала-веранды, аттракционы, детский городок, на специальных участках и на воде - теннисные, баскетбольные, волейбольные площадки, места для игры в шахматы и шашки, лодочную станцию.


Источник:

Казакова О.В. Несостоявшаяся выставка: о неосуществленном проекте Всемирной выставки 1967 года в Москве// Московский журнал. 2009. № 7. С. 85-91.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


Пожаловаться на это сообщение
НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Несостоявшаяся всемирная выставка в Теплом Стане
СообщениеДобавлено: 20 авг 2012, 01:02 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 7150
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Казакова Ольга Владимировна

Проектирование Всемирной выставки 1967 года в Москве.
Поиск образа современности в архитектуре начала 1960-х годов
18.00.01 – Теория и история архитектуры, реставрация
и реконструкция историко-архитектурного наследия

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата искусствоведения

Москва 2009

Общая характеристика работы:

Актуальность исследования:
В начале XXI века появляется потребность в целостной системе знания об отечественной архитектуре предшествующего, ХХ столетия. Архитектура десятилетия на рубеже 1950-х – 1960-х годов, как часть этой системы, представляется наименее изученной по сравнению с другими периодами. Выбранный для исследования отрезок времени, по мнению автора, самоценен, но наряду с этим он интересен как в качестве методического преемника гораздо более изученного периода 1920-х годов, так и в качестве одного из переходных к современной нам архитектуре этапов.
Однако если 1920-е годы принято рассматривать в первую очередь как время интереснейших социально-градостроительных и формотворческих экспериментов, шестидесятые – зачастую воспринимаются как не слишком удачный опыт глобальной типизации и перехода к массовому индустриальному домостроению, что значительно сужает возможный круг знания об этом времени, а главное – ограничивает возможности выявления в полной мере ценностей его архитектурного наследия.
Действительно, поставленная в середине 1950-х годов задача экономии и типизации регламентировала деятельность архитекторов жесткими рамками экономических ограничений, таким образом лишая их в значительной степени права на свободное творчество. Участие в проектировании Всемирной выставки, напротив, давало архитекторам новые возможности для творческого поиска и даже требовало от них целенаправленного поиска новых, нестандартных решений в формообразовании и градостроительстве. Именно поэтому тщательное изучение конкурсных проектов Всемирной выставки в Москве дает едва ли не уникальную возможность получить полноценное представление о тенденциях развития и потенциале архитектурной мысли того времени.
Всемирная выставка – это всегда не только архитектурный, но и градостроительный эксперимент. Изучение двух этапов конкурса, проводившихся в 1961 и 1962 годах и посвященных проблемам выбора участка для размещения выставки в Москве, планировке его территории, формообразованию и облику павильонов, дает возможность расширить современное представление о развитии как архитектурной, так и градостроительной мысли, в первую очередь в СССР, в это время. А архивные материалы по обсуждению конкурсных проектов позволяют понять основные критерии художественной ценности в профессиональной среде рубежа 1950-х – 1960-х годов.
Исследование творческих поисков архитекторов в ходе проектирования Всемирной выставки в Москве – это возможность обратиться к осмыслению архитектуры как искусства и в то, казалось бы, не самое подходящее для этой цели время.

Степень научной разработанности проблемы.
Изучение архитектурного и общекультурного контекста процесса проектирования Всемирной выставки в Москве было в значительной степени осложнено отсутствием обобщающих исследований, посвященных архитектурному творчеству второй половины пятидесятых – начала шестидесятых годов. Формотворческие поиски и разработки этого времени в области архитектуры и градостроительства пока не достаточно описаны в современной литературе. Проблема более глубокого и детального их изучения во многом связана с ограниченным объемом введенной к настоящему времени в научный обиход информации.
Общие характеристики исследуемого периода даны в трудах таких исследователей архитектуры как А.В. Иконников, и А.В. Рябушин. Отдельные проблемы изучения архитектурного наследия этого времени рассматриваются в работах И.А. Азизян, Ю.П. Бочарова, Ю.П. Волчка, А.П. Гозака, А.Э. Гутнова, А.В. Кафтанова, Ю.Л. Косенковой, Ю.И. Курбатова, Н.П. Крайней, Г.С. Лебедевой, Ф.А. Новикова, В.Э. Хазановой, С.О. Хан-Магмедова, Д.Е. Фесенко, И.В. Чепкуновой и др..
В качестве источников (помимо архивных) были использованы посвященные проблемам архитектуры и градостроительства издания и отдельные публикации 1960-х годов.
Во время проектирования Всемирной выставки 1967 года в Москве все связанные с этим события широко освещались в прессе. После отказа от проведения Выставки исследований по её материалам не проводилось. В специальной литературе упоминания об этом событии встречаются крайне редко. Даже в монографиях, посвященных творчеству архитекторов – участников проектирования Выставки, этот конкурс в их биографии либо вовсе не упомянут, либо упомянут вскользь, без сколько-нибудь подробного анализа.
В вышедшей в 2000 году (к 150-летию существования Экспо) монографии В. Шпакова «Россия на Всемирных выставках», несостоявшейся выставке 1967 в Москве посвящен лишь один абзац.
Отдельная статья по проблеме исследования «Архитектура времени надежд – проект Всемирной выставки 1967г. в Москве» В.Э. Хазановой вышла в 1998 году в сборнике «Архитектура в истории русской культуры». Статья посвящена рассмотрению наиболее яркого архитектурного события первого тура конкурса – проекта группы Я.Б. Белопольского.
В кандидатской диссертации Г.С. Макаровой (научный руководитель Ю.П. Волчок) ««Памятники эпохи», в советской архитектуре конца 1940-х – начала 1960-х годов»», (М., 1992г.) один параграф посвящен проблеме изучения Всемирной выставки 1967 в Москве, но архивные материалы по теме приведены в нем лишь в незначительной степени.

Цель исследования
Реконструкция и осмысление практики проектирования Всемирной выставки, запланированной к проведению в Москве в 1967 году. Выявление основных направлений развития архитектурной мысли в поисках нового образа для создания комплекса ЭКСПО-67 в Москве.

Задачи исследования
- выявление основных эстетических критериев архитектуры рубежа 1950-х – 1960-х годов и анализ их взаимосвязей с социо-культурными и научно-техническими ценностями эпохи «оттепели»;
- изучение процесса выбора территории для размещения Выставки в Москве, а также конкурсных предложений по разработке генерального плана Выставки в контексте основных градостроительных тенденций в СССР рубежа 1950-х – начала 1960-х годов;
- систематизация и анализ проектных предложений двух туров конкурса на проект генерального плана Всемирной Выставки 1967 года в Москве и их сопоставление с общими представлениями о художественных ценностях эпохи «оттепели» и тенденциями осмысления средствами архитектурного формообразования «образа космоса» и космологических представлений этого времени.

Объект исследования
Материалы конкурсного проектирования Всемирной выставки 1967 года в Москве.

Предмет исследования
Проблема формирования творческого мышления нового типа и разработки новых методов архитектурного формообразования после проведения реформы архитектуры 1955 года. Пути поиска современного архитектурного образа для комплекса ЭКСПО-1967 в Москве.

Хронологические границы исследования
Проектирование Всемирной выставки 1967 года в Москве велось в основном в 1960 – 1962 году, однако смысловое содержание исследования создает необходимость расширения его временных рамок.

Методы исследования
В работе применен метод архитектуроведческой систематизации материалов. Проведено исследование графических и текстовых архивных документов, а также современных проектированию Выставки в Москве журнальных и газетных публикаций, кинодокументов. Для изучения и описания проектов планировки территории и приемов формообразования представленных на проходивший в 1961 – 1962 годах конкурс проектов павильонов Всемирной выставки в Москве применен метод формально-стилистического анализа произведений архитектуры в сочетании с историко-культурным походом к осмыслению и реконструкции опыта архитектурно-градостроительного творчества в Новейшее время.

Научная новизна исследования
Архитектура Международных выставок всегда находится в эпицентре пристального внимания специалистов. Однако Всемирная выставка, предполагавшаяся к проведению в Москве в 1967 году, в настоящее время практически не исследована, хотя представляет значительный интерес для истории отечественной архитектуры ХХ века, как единственная запланированная к проведению на территории СССР. Конкурсные материалы выставки (1960-1962гг.) достаточно полно сохранились в архивах ГАРФ, РГАЛИ, ЦАНТДМ, ЦИАМ, РГАКФД и в фондах ГНИМА. Они до настоящего времени не опубликованы и не изучены. На основании анализа архивных материалов и материалов музейных фондов впервые вводится в научный обиход новое знание о проектировании Всемирной выставки 1967 года в Москве.

Практическое значение работы
В Москве, как и во всей России, по сей день не существует крупных международных выставочных комплексов. Данная работа может послужить методологическим материалом при дальнейших разработках в области проектирования ЭКСПО. Результаты работы могут быль использованы в исследованиях по истории отечественной архитектуры ХХ века.

На защиту выносятся:
- Описание и анализ процесса выбора территории для размещения Всемирной выставки 1967 года в Москве в контексте основных градостроительных тенденций рубежа 1950-х – 1960-х годов
- Систематизация и анализ представленных на конкурс 1961 – 1962 гг. проектов планировочных решений территории Всемирной выставки в Москве
- Описание, систематизация и анализ проектных решений архитектуры павильонов, представленных на конкурс Всемирной выставки в Москве

Апробация основных положений диссертации осуществлена в публикациях автора. Отдельные аспекты исследования нашли отражение в докладах автора на научных конференциях и семинарах:
- «Конкурсы и профессиональная деятельность. Архитектура, градостроительство, инвестиции, власть.», Самара, совместно с НИИТАГ РААСН, САР и СГАСУ, 2007
- «Сталинский ампир», М., НИИТАГ РААСН, 2007
- «Личность. Эпоха. Стиль», М., НИИТАГ РААСН, 2008
- советско-итальянский семинар, организованный Международной Академией архитектуры (отделение в Москве). М., 2009

Структура работы:
Работа представлена в двух томах. Том 1 включает в себя текст, состоящий из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.
Глава 1: «Социо-культурный контекст формотворческих поисков второй половины 1950-х – начала 1960-х годов». Глава посвящена исследованию причин смены архитектурной направленности середины 1950-х годов, а также вопросам взаимодействия формотворческих поисков в архитектуре с общекультурными ценностями эпохи «оттепели».
Глава 2: «Проблема выбора территории для Всемирной выставки 1967 года в Москве (дискуссии 1960-1962 гг.) в контексте градостроительных поисков рубежа 1950-х – 1960-х годов». В главе производится анализ основных идей и мотиваций выбора территории для Всемирной выставки в Москве и сопоставление полученных данных с градостроительными поисками исследуемого периода в СССР и в мире.
Глава 3: «Проектные предложения по планировке территории и архитектуре Всемирной выставки 1967 года в Москве (конкурс 1961 – 1962 гг.)». Глава посвящена исследованию и систематизация материалов проведенных первого (в 1961 году) и второго (1962) туров конкурса на проект планировки территории и павильонов СССР на Всемирной выставке-1967 в Москве. (Изучение, описание и анализ проектов).
Том 2 включает в себя аналитические таблицы и архивные материалы, необходимые для подтверждения отдельных положений работы.

Содержание исследования:
Данная работа посвящена истории проектирования Всемирной выставки 1967 года в Москве, решение о проведении которой было принято в 1958 году, а процесс активного проектирования проходил с 1960 по март 1962 года.
Поставленная перед архитекторами задача создать в Москве в весьма сжатые сроки громадный комплекс выставочных сооружений мирового уровня была более чем не простой по целому ряду причин. В первую очередь, проектирование Выставки было начато в условиях еще относительно недавней смены архитектурной направленности в отечественной архитектуре. Хотя обнаруженные архивные материалы свидетельствуют, что разработки в области снижения стоимости строительства, а в связи с этим и поиски новых принципов формообразования и, следовательно, новой эстетики в архитектуре начались еще во второй половине 1930-х годов (первый обнаруженный документ датируется 1935 годом), однако они касались в основном проблем массового жилищного строительства, и практически не затрагивали сферу общественных зданий и комплексов, тем более таких крупных и значительных, каким должен был быть комплекс Всемирной выставки 1967 года.
Действительно, типовое жилищное строительство в СССР к 1960 году уже приобрело массовый масштаб, что позволило архитекторам накопить некоторый опыт с этой сфере, чего нельзя было сказать о строительстве уникальных объектов. Крупнейший и самый значительный для второй половины 1950-х годов конкурс на Дворец советов на Ленинских горах (1957 – 1959), оконченный за год до начала проектирования Выставки в Москве, продемонстрировал отсутствие единых представлений о «современности» в проектах, что свидетельствует о не достаточной еще степени разработки новых принципов формообразования и незавершенности к тому времени процесса перехода профессии в целом к принципам новой эстетики в архитектуре.
В то же время, основные черты, определяющие в архитектуре предыдущую эпоху «сталинского ампира», были к началу 1960-х годов уже категорически отвергнуты в профессиональной архитектурной среде, как «устаревшие», «фальшивые» и не соответствующие современности.
Кардинальная смена стилевых предпочтений в формообразовании с одновременным резким отрицанием всех достижений архитектуры 1930-х - начала 1950-х годов (об этом свидетельствуют архивные материалы, в первую очередь – стенограммы обсуждений будущих проектов Всемирной выставки) была связана со значительными переменами в общественном миропонимании, произошедшими во второй половине 1950-х – начале 1960-х годов. Новая система ценностных предпочтений в обществе стала причиной новых, предъявляемых к архитектуре требований, таких как «правдивость», «легкость», «открытость» и, главное, «современность».
Понятие «современность» в начале 1960-х годов было наделено особой значимостью и особым значением. Вследствие таких факторов, как прорывные достижения советской науки и утвержденное программой ЦК КПСС завершение строительства коммунизма в СССР к 1980 году, настоящее время воспринималось как некий «трамплин» в прекрасное и при этом вполне обозримое будущее. Подобное отношение к современности было во многом характерно и для периода авангарда, близость многих идей которого эпохе «оттепели» очевидна и влияние которого на разработки начала 1960-х в области архитектуры и градостроительства, в том числе и на конкурсные проекты Всемирной выставки 1967 года в Москве, находит документальные подтверждения.
Еще одним фактором, объединяющим период рубежа 1950-х - 1960-х годов с 1920-ми, была возможность открытого взаимодействия с современной западной архитектурой. Архивные материалы проходившего в Москве в 1958 году V конгресса Международного союза архитекторов (МСА) позволяют с высокой степенью достоверности восстановить картину взаимодействия во второй половине 1950-х годов отечественной и зарубежной архитектуры и свидетельствуют о сформировавшемся к этому времени у советских архитекторов «комплексе отставания» от зарубежного уровня архитектурно-строительной практики, как следствии радикального изменения творческой направленности в советской архитектуре в 1954 – 1955 годах.
Ко времени проведения Конгресса 1958 года в Москве отношение к зарубежной архитектуре уже изменилось по отношению к существовавшему до середины 1950-х годов на полностью противоположное. Если в советских отчетных документах о I Конгрессе МСА (Лозанна, 1948 год) западная архитектура характеризуется как «отсталая» и «убогая», а советская – только в восторженных выражениях, то в 1958 году в Москве советские архитекторы и партийные руководители прямо говорят о необходимости учиться у западных коллег. Более того, на посвященной десятилетию послевоенного строительства выставке в советском разделе экспозиции демонстрировались только «постперестроечные» проекты вновь строящихся либо планируемых к возведению в Москве зданий и сооружений, поскольку объекты послевоенного строительства считались недостойными, и даже более того – невозможными для демонстрации западным архитекторам.
Таким образом, работы по проектированию Всемирной выставки 1967 года в Москве были осложнены такими факторами, как отсутствие у архитекторов опыта строительства соответствующих новым представлениям о качественной архитектуре нетиповых объектов (такие знаковые для эпохи «оттепели» объекты, как Дворец пионеров, гостиница «Юность», Кремлевский дворец съездов находились к 1960 году еще в стадии проектирования или, по крайней мере, строительства), а также «комплексом отставания» от архитектуры западных стран. При этом Всемирная выставка 1967 года в Москве должна была стать образным воплощением новых ценностей в обществе и архитектуре СССР шестидесятых годов.
Первой проблемой, возникшей еще до объявления конкурса на лучший проект Всемирной выставки, был вопрос выбора территории для ее проведения. В 1960 году для размещения Выставки в Москве было предложено 15 площадок. Общая хаотичность размещения участков позволяет сделать заключение о некоторой случайности их выбора, основанного лишь на принципе свободного места в общей ткани уже в шестидесятые годы сравнительно плотно застроенной Москвы. Главным объединяющим признаком для всех вариантов размещения является их отдаленность от центра города – в соответствии с тенденциями градостроительства рубежа 1950-х – начала 1960-х годов, когда значительно более предпочтительным считалось строительство именно на новых территориях (тем более, что в 1960 году территория Москвы была увеличена в несколько раз), пространство которых позволяло воплощать новые, обозначенные на Первом совещании по градостроительству 1960-го года принципы планировки.
В том же 1960 году было предложено три варианта размещения Выставки вне административной границы города (с 1960 - МКАД), в юго-западной части лесопаркового пояса Москвы. Однако вскоре их разработка была прекращена, и в качестве основного варианта размещения Выставки был выбран участок Теплого стана, удовлетворяющий всем основным требованиям выставочного комитета. Включенный только в 1960 году в границы Москвы, он отвечал заложенной в по-прежнему действующем Генеральном плане 1935 года концепции развития юго-западного направления Москвы. В 1961 году был проведен конкурс на проект планировки его территории.
В 1962 году был проведен второй тур конкурса, количество официально утвержденных вариантов территории для которого было расширено до трех. В их число вошли Теплый Стан, ВДНХ и участок на юго-западе, примыкающий к внутренней стороне МКАД. Еще два проекта – для территории вдоль южного берега реки Москвы от Болотной площади до Университета и для площадки Дворца Советов на Ленинских горах, были разработаны вне условий конкурсной программы.
По условиям задания на проектирования, Выставка в Москве должна была занимать территорию более 500 гектаров и являться самостоятельным «городом в городе». Обсуждение вариантов её размещения и последующее строительство призвано было оказать существенное влияние на градостроительное развитие Москвы в целом. Критерии выбора территории были вполне типичны для крупных выставочных комплексов: живописный рельеф участка, его транспортная доступность и степень значимости в перспективном плане развития города. Решающим фактором и специфической особенностью выбора места для Всемирной выставки 1967 года в Москве было наличие неподалеку районов новой застройки и, наоборот, отсутствие в ближайшем окружении застройки, богатой «излишествами» (такой подход согласуется с выбором объектов для выставки «Послевоенное строительство» на V конгрессе МСА – невозможность демонстрации зарубежным коллегам объектов послевоенной архитектуры).
Актуальность и перспективность многих градостроительных идей, предложенных архитекторами в 1961-1962 годах в связи с разработкой вариантов размещения Выставки на различных участках Москвы, была столь высока, что, несмотря на отказ от её проведения, они получили осуществление во второй половине ХХ века либо даже предполагаются к осуществлению в настоящее время. Так, например, именно в ходе проектирования Выставки 1967 года было внесено предложение объединить Калужский и Рижский радиусы метрополитена, осуществленное только в 1971 году. Тогда же было выдвинута идея использования реки Москвы как транспортной артерии, вновь ставшая актуальной во время проектирования Олимпиады-2012, и планирующаяся в настоящий момент идея реконструкции Московской окружной железной дороги и объединения её с транспортной системой Москвы.
Задачи проектирования Выставки и её предполагаемые масштабы были поистине грандиозными по своему размаху. Московская выставка должна была превзойти все предыдущие в мире как по размерам территории (520 га, в Брюсселе в 1958 – 200 га), так и по планировавшемуся числу посетителей (более 50 миллионов человек, в Брюсселе 30 млн.) и стран-участниц (68, в Брюсселе 54, в Нью-Йорке в 1939 - 48).
Историческое значение ЭКСПО-1967 для Советского Союза также должно было стать грандиозным: Россия и СССР неоднократно принимали в международных выставках участие, но никогда за всю историю их проведения не выступали в роли принимающей стороны. Особую роль играла выбранная для проведения выставки дата – в полувековой юбилей Октябрьской революции планировалась демонстрация всему миру достижений социалистического строя. Это было отражено в программе проведения Выставки. Чтобы подчеркнуть значение предстоящего события, выставке решено было присвоить не международный, а всемирный статус.
Планировка территории Выставки и ее архитектура должна была отвечать поставленным грандиозным задачам «прославить величие и могущество СССР». В соответствии с условиями задания на проектирование, план выставки должен был «стать экспонатом, демонстрирующим смелую, прогрессивную мысль». Было проведено два тура конкурса на проект генерального плана территории Выставки. На первый тур 1961 года было представлено 32 проекта, на второй 1962 – 26 проектов. При этом материалы первого тура конкурса сохранились приблизительно на 30% в виде журнальных публикаций, материалы второго сохранились практически полностью в фондах Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева.
По окончании конкурса 1961 года были присуждены две вторые премии, итоги конкурса 1962 года не были подведены, т.к. вскоре после его окончания проведение выставки в Москве было отложено на неопределенный срок.
Ответственная задача поиска оптимальной структуры планировки территории Выставки была осложнена двумя разнонаправленными предъявляемыми к ней требованиями: с одной стороны, необходимо было выполнить особо оговоренное в задании на проектирование условие простоты и ясности плана, с другой – самые прогрессивные в понимании архитекторов начала 1960-х годов градостроительные тенденции предполагали создание свободной асимметричной «живописной» планировки, сохраняющей особенности сложного рельефа.
Разнообразные варианты решения этой задачи были представлены как на первом, так и на втором турах конкурса на проект планировки территории Всемирной выставки в Москве. Проекты групп Ю.Н. Емельянова и Я.Б. Белопольского, занявшие в 1961 году призовые места, наиболее ярко представляют два противоположных направления поисков планировочного решения территории Всемирной выставки в Москве.
Победа проекта группы Ю.Н. Емельянова, судя по материалам обсуждения, была обусловлена, в первую очередь, относительной простотой и экономичностью осуществления, и во вторую – современным обликом архитектуры павильонов. Основная идея этого проекта заключалась в создании огромной площади для манифестаций, занимавшей почти половину территории Выставки – «форума народов». В центре и на главной оси площади располагался «Дворец мира», который по замыслу авторов представлял собой стеклянный призматический объем. По одну сторону от «форума» размещались павильоны СССР и стран социалистического лагеря, по другую – павильоны капиталистических и развивающихся стран.
Основные черты, определяющие композиционную основу этого проекта: строгая симметрия плана, четкая иерархия пространственного построения, проявляющаяся прежде всего в особой значимости, которая придается в данном проекте центру («Дворец мира», закрепляющий своим объемом центральную ось, является центром не только в композиционном, но и в смысловом отношении), подчиненная роль остальных построек, а также активное изменение рельефа участка – эти аспекты проектной концепции относятся именно к предыдущему периоду истории советской архитектуры.
Аналогичная идея создания огромной площади-форума была предложена в первом туре архитекторами А.Д. Меерсоном, В. Давиденко, А.Д. Лариным. В их проекте международный форум должен представлял собой приподнятую платформу длиной 2,5 километра и шириной 200 метров. Однако композиция данного проекта построена уже не на столь строгой симметрии, и приподнятость платформы над уровнем земли позволяет сохранить особенности рельефа.
Такое обращение к характерной для эпохи «сталинского ампира» планировочной композиции в сочетании с отвечающими по своей архитектуре требованиям современности на начало 1960-х годов павильонами, присущее, хотя и не в столь явно выраженном виде, ряду проектов обоих этапов конкурса, объясняется большей устойчивостью именно пространственных стереотипов архитектурной композиции к стилевым изменениям.
В то же время, проекты как первого, так и второго туров конкурса содержат попытки отхода от классической архитектурной композиции в поисках ее более современных (в понимании начала 1960-х годов) и живописных вариантов. Одним из путей поиска было увеличение числа лучей симметрии и переход от моноцентричной композиции к полицентричной. Такой прием использован в проектах групп архитекторов под руководством М.О. Барща и М.П. Парусникова, А.В. Власова и И.И. Ловейко, Г.В. Макаревича и М. Першина (все для площадки на Юго-Западе, 2-й тур). Но и в этих случаях использования приема увеличения количества осей симметрии композиционным ядром оставалась центральная площадь, т.е. были соблюдены соотношения «центральное – периферийное» и «главное – второстепенное», составляющие основу пространственной иерархии композиции выставочного ансамбля.
Во многих проектах (в 4-х из 8 известных в 1-м туре и в 17 из 26 во 2-м) главным способом придания черт «современности» композиции генерального плана выставки было использование при его проектировании формы кольца или нескольких колец, либо неправильных кругов. Именно эта форма казалась удовлетворяющей требованиям простоты и ясности, при этом адекватно выражая свойственное своему времени понятие «современности».
Будучи широко известным в эпоху барокко, градостроительный прием использования круглой площади в качестве композиционного центра стал вновь актуален в начале 1960-х годов. Во-первых, круглая площадь не была часто используема в планировочных композициях эпохи «сталинского ампира», а во-вторых, форма круга либо овала получала новую интерпретацию, так как а могла быть наделена символикой периода начала 1960-х годов, вызывая ассоциации как с космическими телами (кольца Сатурна, орбита спутника и др.), так и с бесконечностью.
В целом высокая степень наглядности и символичности была присуща многим как планировочным, так и архитектурным (объемным) проектам конкурса. Так, например, идея бесконечности вселенной ясно прочитывалась современниками в спиралевидном построении территории в проекте архитекторов Н.Е. Рожина и В.М. Гинзбурга для Теплого стана (2 тур). (В первом туре эта идея была разработана архитекторами Б.Р. Рубаненко и Е.Г. Розановым).
Использование круглой формы в качестве основы планировочной композиции в значительном количестве проектов второго тура конкурса было во многом обусловлено влиянием одного из двух проектов-победителей первого тура, ставшего его наиболее значительным событием, выполненного группой Я.Б. Белопольского. В соответствии с этим проектом, вся Выставка (за исключением павильона Советского союза и аудитории-шара), должна была разместиться на поднятой на высоту 200 метров гигантской кольцеобразной платформе, которая являлась одновременно и основой композиции планировочного решения, и основанием, буквально фундаментом для всех павильонов Выставки.
Этот премированный проект был признан в ходе обсуждений ультрасовремененным по форме и сути, однако подвергался и критике за свою, как казалось ориентированную в будущее, «фантастичность», граничащую с невозможностью осуществления.
Критика проекта группы Я.Б. Белопольского, как и многих других проектов 1 тура, за сложность их реализации привела к значительной упрощенности разработки схожих по морфологическим идеям проектных предложений второго тура: кольцо превратилось из объемно-пространственной структуры – в плоскость. Наиболее частыми способами функционального наполнения круглой или овальной формы во втором туре конкурса были: центральная площадь (как, например, в проекте Ю.Н. Емельянова и З.Ф. Зубарева для ВДНХ, в проекте А.В. Власова и И.И. Ловейко для Теплого Стана), подвесная монорельсовая или фуникулерная дорога (проект Ю.В. Попова и Т.А. Базилевича для площадки ВДНХ, или проект Г.В. Макаревича, М.В. Першина для площадки для Юго-Запада), либо аллеи и эспланады (проект Г. Селюгина, И.Е. Рожина или М. Шпотова, Б.Рыбалкина для Теплого Стана).
Несмотря на современность и символичность формы окружности для начала 1960-х годов, её особенностью и недостатком, в понимании этого времени, являлась ее замкнутость, делящая территорию выставки на центральную и периферийную, внутреннюю и внешнюю, главную и второстепенную её части – то есть это решение не позволяло избежать пространственной иерархии, в то же время делая территорию выставки совершенно замкнутым пространством, но не частью города. Эта черта в корне противоречила основным градостроительным идеям начала 1960-х годов, относящим замкнутость пространства к разряду худших пережитков градостроительного мышления эпохи «сталинского ампира», хотя в то же время весьма органично «ложилась» на радиально-кольцевую структуру Москвы, становясь её образной моделью.
Перспективное решение этой проблемы было найдено во втором туре конкурса группой архитектора Л.Н. Павлова. Согласно этому проекту, территория Выставки должна была быть расположена в самом центре города, вдоль правого берега р. Москвы, от Болотной площади до МГУ, а сама река должна была служить транспортной артерией, объединяющей всю территорию Выставки.
Расположение Выставки в центре города, в целом противоречащее свойственной 1960-м идее строительства на свободных окраинных территориях, компенсировалось тем, что выставка в этом проекте становилась частью структуры города, а город – экспонатом выставки. Структура территории Выставки становилась максимально открытой и динамичной, понятие «центра» выставки утрачивалось и, следовательно, решалась проблема преодоления иерархичного построения пространства и, одновременно, его замкнутости.
Схожее решение было также предложено во втором туре А.В. Власовым и И.И. Ловейко для участка Теплого Стана, но роль «реки» здесь выполняла S-образная центральная аллея.
Оба проведенных тура конкурса были посвящены, в первую очередь, проектам планировки территории Выставки. Однако создание планировочной структуры без объемного наполнения, то есть без павильонов, не было ни логичным, ни возможным. Архитектура павильонов должна была «отразить величие и мощь СССР», «утвердить прогрессивный архитектурный стиль времени» – то есть в первую очередь ничем не напоминать о периоде «сталинского ампира», (именно таким образом «от противного» были сформулированы цели в задании на проектирование), и не устареть ни к моменту проведения выставки, ни после ее окончания. Павильоны выставки, в отличие от ее предшественниц, предполагалось строить капитальными с целью размещения в них после ее закрытия часть экспозиции ВСХВ.
В условиях еще относительно недавней смены архитектурной направленности, упора в течение нескольких лет именно на типовое жилищное строительство и отсутствие сколь-либо значительного опыта в проектировании индивидуальных объектов в современном стиле архитекторам необходимо было опереться на уже существующий опыт в формообразовании. Наиболее очевидным «образцом» при проектировании стала современная зарубежная архитектура, лидирующие позиции которой в начале 60-х годов признавались как непреложный факт – об этом свидетельствуют, среди прочего, и материалы обсуждений Выставки. Однако позиция СССР как принимающей стороны делала невозможным прямое копирование. Обращение же к архитектурному наследию собственного авангарда, ценность которого в это время уже была признана в профессиональной среде, было осложнено его еще малой тогда изученностью и отсутствием официального признания его достижений. Кроме того, обращение к формотворческому опыту 30-40 летней давности не вполне отвечало задаче создания образа, воплощающего дух современности и даже опережающего свое время. В этих условиях главным источником вдохновения для архитекторов стала сфера, в которой лидирующие позиции СССР в начале 1960-х годов не могли быть подвернуты сомнениям – всемирно признанные успехи страны в освоении космоса.
Все три источника влияния в значительно переосмысленном виде прослеживаются в проекте группы Я.Б. Белопольского, архитектурная композиция которого состоит из трех основных элементов: поднятого над землей кольца-платформы, аудитории-шара и вогнутой сферы-телескопа павильона СССР. В композиции прослеживается как влияние идей И.И. Леонидова, так и формотворческая перекличка с созданными для выставки 1939 года в Нью-Йорке «Трилоном и Перисферой» – причем влияние этих двух объектов прослеживается как по форме, так и по смысловому наполнению. Павильон СССР должен был служить радиотелескопом, улавливающим сигнал с трех специально запущенных спутников к Выставке и транслирующим его на поверхность аудитории-шара. Таким образом, аудитория-шар символизировала планету не только по подобию, но и по смыслу.
Влияние космических образов, тема преодоления силы тяжести, прослеживаются в подавляющем большинстве проектов первого тура конкурса, при этом ряд проектов отличается весьма буквальной наглядной повествовательностью. Наиболее часто используются сферическая форма, она является композиционной основой, причем многих проектах шар высоко поднят над землей, образуя «фантастические» и крайне сложные для реализации конструкции.
Помимо космической символике, важнейшей причиной столь частого появления шарообразных объемов в конкурсных проектах стала концепция куполов Р. Фуллера для перекрытия больших пространств, один из которых был выставлен в 1957 году в Сокольниках, а другой в последствии стал павильоном США на выставке 1967 года в Монреале.
Популярность форм полусферы и вогнутой полусферы во многом может быть объяснена также известностью в это время в СССР работ О.Нимейeра, по проекту которого в 1958 году было выстроено здание Конгресса в Бразилиа, влияние образа которого прослеживается, например, в выполненном для 1-го тура проекте группы Г.Б. Бархина.
Однако именно «фантастичность» многих проектов первого тура конкурса стала поводом для критики за сложность в реализации, неэкономичность и даже расточительство. В следствии это архитектура павильонов в проектах, представленных на второй тур, уже намного реалистичней и «приземленнее», космическая тема в них значительно менее развита или вовсе отсутствует. Формы шара и полусферы утратили избыточность масштаба и стали лишь частью многосоставных композиций. В таком виде эти формы присутствуют в проектах под руководством Н.М. Полякова и В.М. Магидова (Теплый Стан), А.В. Власова и И.И. Ловейко (Теплый Стан), Л.И. Мариновского, А. Коробова, В.В. Лебедева (ВДНХ), Е.М. Попова и Л.П. Судзиловского (территория на юго-западе) и других. Во втором туре появились архитектурные проекты, более ожидаемые именно для первого тура – словно бы очищенные от «излишеств», но монументальные, связанные скорее с архитектурой середины 1950-х годов, как, например, в проекте павильона СССР архитекторов Л.И.. Мариновского, А. Коробова, В.В. Лебедева для ВДНХ.
Таким образом, во втором туре, как и во всей истории архитектуры «оттепели», вопросы экономики возобладали над проблемами творческого поиска, на второй тур были представлены в целом более реалистичные проекты.
Частота обращений к указанным формам в проектах конкурса может быть объяснена её технологической современностью и связанной с ней богатой для начала 1960-х годов образной символикой. В целом же в конкурсных проектах для Всемирной выставки отражены все основные черты новой эстетики эпохи «оттепели»: легкость, в первом туре граничащая с невесомостью, использование широких остекленных поверхностей, современных облегченных конструктивных материалов, максимальная демонстрация работы конструкции и последних, в ряде случае еще даже не свершившихся, достижений инженерной мысли.
В целом можно отметить, что если проекты планировки территории, представленные на конкурс, были весьма вариативны, от очевидно «классических», «сталинских» по своей сути вариантов до действительно новых, современных разработок, представленных во втором туре конкурса, особенно в проекте группы Л.Н. Павлова, то архитектура павильонов в абсолютном большинстве представленных на оба тура проектов выглядела и являлась вполне современной, а не просто «очищенной» от «излишеств». Вероятно, это в первую очередь связано с тем фактом, что перестроить восприятие организации структуры пространства сложнее, чем восприятие отдельного сооружения. И, тем не менее, именно первый конкурс может быть назван «вершиной» архитектурной оттепели, а его проекты – её зримыми образами. Рациональность проектов второго тура в меньшей степени отражала романтическую веру в почти невероятные возможности человека, свойственную эпохе «оттепели». Если датой окончания эпохи оттепели принято считать декабрь 1962 года (выставка в Манеже), то второй тур конкурса стал периодом «свертывания» оттепели в архитектуре, а отказ от проведения Выставки – датой ее завершения.

Заключение:
Проектирование Всемирной выставки в Москве явилось высшей стадией архитектурной «оттепели». Поставленные задачи предъявления всему миру достижений архитектуры СССР, с одной стороны, позволили отечественным архитекторам заниматься творчеством, не ограниченным жесткими рамками неизбежной экономии при строительстве, с другой – предъявляли высокие требования в короткие сроки проектирования Выставки преодолеть очевидное отставание советской архитектуры от мирового архитектурного контекста. Эти два фактора в совокупности обусловили высокий уровень творческих предложений в планировке территории Выставки и в архитектуре её павильонов, представленных как на первый (1961), так и на второй (1962) туры конкурса. Проведенный в 1961 – 1962 годах конкурс, не ограничивая советских архитекторов жесткими рамками экономии и типизации, позволил в короткие сроки выйти на мировой уровень в современном им архитектурном формообразовании.
32 проекта первого тура конкурса и 26 проектов второго представляли собой срез профессионального архитектурного знания начала 1960-х годов. Однородность высокого уровня качества проектов, (которая, в отличие от незадолго до того проведенного конкурса на Дворец советов, характеризует конкурс на Всемирную выставку 1967 года в Москве), означает действительно осуществившийся к этому времени в профессиональной среде переход к ценностям новой эстетики.
Разработка проектных решений для Всемирной выставки по сути являлась поиском новых возможных путей развития отечественного зодчества. Будь комплекс Всемирной выставки в Москве осуществлен, его образ новой современности мог бы изменить как минимум - облик юго-западной части столицы, и как максимум повлиять на ход истории отечественной архитектуры в целом. Однако выставке не суждено было состояться. В марте 1962 года ее проведение в Москве было перенесено на неопределенное время, а в 1967 году состоялась выставка в Монреале. Советский союз был представлен павильоном, созданным по проекту участников конкурса 1961 года М.В. Посохина и Б.И. Тхора, а также архитектора А.А. Мндоянца и инженера А. Кондратьева.
Отказ от проведения Всемирной выставки в Москве в значительной степени снизил возникшую возможность достичь столь же высокого уровня в реальной практике архитектуры и строительства в СССР.
Тем не менее, успешное участие позднее отечественных архитекторов в многочисленных крупных международных конкурсах подтверждает ценность конкурса концептуальных проектов для Всемирной выставки 1967 года в Москве для всего становления творческого потенциала отечественной архитектуры в начале 1960-х годов.

Выводы:
- приемы формообразования, разработанные советскими архитекторами на рубеже 1950-х – 1960-х годов, явились во многом логическим продолжением начатых еще во второй половине 1930-х годов теоретических разработок и практических нововведений в области снижения стоимости строительства и последовавших вслед за этим изменений в стилевых и формотворческих предпочтениях.
- авторы конкурсных проектов смогли свести воедино современное для начала 1960-х годов понимание содержания архитектурного творчества с творческими поисками эпохи авангарда, тем самым вернув их в активную профессиональную деятельность;
- такие ценностные критерии в архитектуре второй половины 1950-х – начала 1960-х годов как «правдивость», «легкость», «открытость» и «современность», стали следствием и выражением особенностей миропонимания эпохи «оттепели» и отразились на содержании проектирования ансамбля Всемирной выставки в Москве.
- основным источником творческого вдохновения в процессе проектирования Всемирной выставки, особенно на первых его этапах, стали успехи СССР в освоении космоса, выраженные во многих проектах в буквально повествовательных, изобразительных образах. Несмотря на то, что на второй стадии конкурса архитекторам удалось преодолеть чрезмерную «литературность» первоначальных представлений об «образах космоса», именно они надолго повлияли на трактовку космической тематики в художественном творчестве и массовом прикладном искусстве, о чем свидетельствуют многочисленные материалы тех лет, собранные автором (они предъявлены в приложении к основному тексту диссертации).
- анализ содержания большинства проектных предложений подтверждает их высокий профессиональный уровень, подчеркнутое стремление не заимствовать, а творчески переосмысливать многие идеи и в основном технологические достижения современной западной архитектуры, что свидетельствует о стремлении к этому времени (1961 – 1962 гг.) включиться в мировой архитектурный процесс.
- Такие новые для начале 1960-х годов принципы градостроительства как: свободная планировка территории, стремление к живописности, отсутствие симметрии, максимальное сохранение рельефа и использование его ландшафтных возможностей продемонстрировали связь с разработками в этой области в СССР 1920-х годов, а также близость разработок в этой области к контексту современного зарубежного градостроительства. Все перечисленные принципы стали основой для выбора территории для Всемирной выставке в Москве.
- содержание конкурсных проектов Всемирной выставки показало плодотворность неразрывности градостроительного, планировочного и объемно-пространственного проектирования.
- проектный опыт по созданию целостной градостроительной и объемно-пространственной концепции Всемирной выставки в Москве является одним из центральных творческих событий начала 1960-х годов, внесших значительный вклад и историю отечественной архитектуры ХХ века;

Публикации автора по теме исследования:
1. Казакова О.В. Конкурсное проектирование для Всемирной выставки 1967 года в Москве. Выбор места.//Архитектурная наука и образование. Материалы научной конференции МАРХИ. М., 2007 с. 139.
2. Казакова О.В. Событие, которого не было. Всемирная выставка 1967 года в Москве. //Бизнес и выставки, №10, М., 2008 с. 48.
3*. Казакова. О.В. Об истоках типового панельного домостроения в СССР. //Жилищное строительство, №11, М., 2008 с. 32.
4. Казакова О.В. Несостоявшаяся выставка. О неосуществленном проекте Всемирной выставки 1967 года в Москве. //Московский журнал, №7, 2009 с.85
5*. Казакова. О.В. ЭКСПО-67 вместо ВДНХ. Забытый проект глобальной реконструкции // Архитектура и строительство России, №9, 2009, с. 34.
6. Казакова. О.В. Борьба с излишествами в 1930-е – 1950-е годы. //Сб. «Архитектура «Сталинской эпохи» Опыт исторического осмысления». М., 2009, с.37.

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


Пожаловаться на это сообщение
НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Несостоявшаяся всемирная выставка в Теплом Стане
СообщениеДобавлено: 20 авг 2012, 01:37 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 7150
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
Из двух заданных программой конкурса вариантов размещение выставки на ВДНХ предполагало ее обслуживание одной станцией метро (массового легкового транспорта тогда не было). Принятое по конкурсу размещение выставки в Теплом стане предполагало две станции метро: продление Университетского и Калужского радиусов. В проекте Л.Павлова выставка обслуживалась одиннадцатью существующими станциями метро всех радиусов и кольца.
После того как Н.Хрущев выбрал для выставки Теплый стан, тогдашний Председатель Исполкома Моссовета (мэр) – Николай Дыгай, с которым Л.Павлов в конце 1940-х годов восстанавливал Севастополь, вызвал его к себе в кабинет и сказал: «Давай поплачем. Хороший был проект. Очень нужный для города».

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


Пожаловаться на это сообщение
НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
 Заголовок сообщения: Re: Несостоявшаяся всемирная выставка 1967 г. в Теплом Стане
СообщениеДобавлено: 20 авг 2012, 09:22 
Не в сети
Почетный Житель
Аватар пользователя

Регистрация:
Сообщений: 7150
Изображения: 23
Откуда: Теплый Стан
И от меня лично пару слов: собственно идея грандиозного парка в Теплом Стане еще довоенная, он в таком качестве фигурирует еще на генплане Москвы 1935 г. - выкладывал на форуме. Есть у меня сильное подозрение, что создание Большого Тропаревского пруда - это единственный реализованный элемент московской выставки 1967 г.!

_________________
Рожденный ползать, ползи быстрее!


Пожаловаться на это сообщение
НАВЕРХ
 Профиль  
Ответить с цитатой   
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы можете начинать темы
Вы можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Сайт, на котором вы сейчас находитесь, основан группой единомышленников 28 ноября 2010 года. Основная цель портала - общение жителей Московского Юго-Западного округа, обмен различной информацией, фотографиями и новостями. ЮЗАО г. Москвы является одним из самых красивых, зеленых и экологически чистых округов нашей столицы. Живописные районы Москвы, такие, как Ясенево, Коньково, Теплый Стан, Черемушки вошли в состав нашего округа. Наш округ находится на Теплостанской возвышенности, получившей свое название по деревне Теплый Стан, на месте которой в начале 1970-х гг. был сооружен новый жилой массив. На нечетной стороне Профсоюзной улицы недалеко от станции метро «Теплый Стан» расположена самая высокая точка как Юго-Запада Москвы, так и самой столицы. Ее высота 254,6 м над уровнем моря. Неофициальный портал и форум ЮЗАО 2010-∞ ©. За достоверность размещенной на сайте информации владелец домена ответственности не несет. По всем вопросам, замечаниям и предложениям просьба обращаться по адресу uzaok@mail.ru

Powered by phpbb3®